Четверг, 17.08.2017, 11:48 Логотип сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Статистика

Новое на сайте
OMAR TA SATT

Flag Counter
| © 2017
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
МестоТворчество » Искусство » Музыка » РЕТРО (Очерки и творчество)
РЕТРО
НаталияДата: Среда, 29.01.2014, 16:55 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 216
Статус: Offline


Леонард Коэн.
Dance me to the end of love

Давно хотелось написать об этом музыкальном феномене, рядом с именем которого часто используют нетривиальное определение "незабвенный". Леонард Коэн.

У каждого рядом с его именем вплетены свои ассоциации и воспоминания. Возможно, кто-то изумленно подумает, читая эту статью, "понятия не имею, кто это". Но, уверена, что если я вам напомню такие всемирно известные композиции, как "Dance me to the end of love", например, или "The future" и "Waiting for the Miracle" из скандально известного фильма Оливера Стоуна "Прирожденные убийцы", безусловно известная "Hallelujah", - вы сразу их вспомните. Да, мы слышали его песни в исполнении бесчисленного множества известных и переходных музыкантов и исполнителей, и многие из нас уже потеряли след к изначальным истокам этих песен. А сегодня я приоткрою вам и вовсе забытую, но исконную, трагическую историю мирового хита "Dance me to the end of love".

Я с удовольствием потратила несколько поздних вечеров, чтобы не только изложить удобно и компактно читабельный материал, но и сделать видео-сборник из своих любимых (далеко не всех!) композиций Леонарда Коэна в его собственном исполнении и безусловном авторстве, который можно посмотреть и послушать ниже, в конце статьи, или на YouTube канале блога. Искренне надеюсь, что он вам понравится...

Вряд ли достаточно несколько ночей, чтобы прочитать и перевести все написанное об этом уникальном, талантливом человеке. Канадский поэт, писатель, музыкант, исполнитель и автор собственных песен. Выпустил ни один поэтический сборник, два романа, десятки хитовых пластинок. И в свои 78 лет продолжает сохранять жизненную и творческую активность. Своим уникальным, проникновенным творчеством он оказал влияние на многие умы и поколения, на творчество многих поэтов-песенников, музыкантов, композиторов.

Его песни - глубокие, эмоционально наполненные, со сложными, вдумчивыми текстами. Он затрагивает глубинные переживания, внутреннее одиночество, тему религии, чувств и сексуальности, сложные отношения между людьми.

Когда Коэну было девять лет, умер его отец. Позже Леонард рассказывал, что именно смерть отца впервые подтолкнула его записывать слова на бумаге: он распорол отцовский галстук-бабочку, вложил в него записку и закопал в саду. "Если бы я в тот момент почувствовал, что нужно взобраться на гору, - говорил он впоследствии, - я стал бы альпинистом, а не поэтом и автором песен"... "Да это был просто жест, - отмахивался он от вопрошающих о мотиве такого действия. - Я не знаю, зачем это сделал". Так или иначе, свой первый сборник стихов "Давайте сравним мифологии" Коэн посвятил отцу.

Когда-то в далекие 60-е, - чьим воплощением его пытались представить последующие лет двадцать, пока не пришли восьмидесятые и не стало ясно, что Коэн вечен, - говорили, что если у француженки есть всего одна запись, то это запись Леонарда Коэна.

"Познакомлюсь с мужчиной с голосом и манерами Леонарда Коэна и энергией Игги Попа". Такое газетное объявление попалось однажды на глаза Коэну. Во время совместного распития кофе, Леонард, смеясь, показал его Игги Попу со словами: "Смотри, у нас мог бы получиться замечательный менаж а труа". И если в случае с Игги Попом, дикую, переливающуюся энергию и явные мужские добродетели которого любили больше, чем его музыкальные достоинства, то в случае с Коэном - присутствовало безоговорочное очарование его низким бархатным голосом, цепким и печальным взором, и изящной меланхолией его песен. И, как всякое большое явление, Коэн воспринимался аудиторией своего слушателя куда больше себя самого. Но несмотря на нарастающую популярность, в начале 1960-х годов Коэн вел, большей частью, затворническую жизнь. Он переехал на греческий остров Гидра, и вскоре опубликовал романы The Favourite Game ("Любимая игра", первая версия которой называлась "Красота в ближнем бою". В печать ушла и вовсе четвертая версия) и Beautiful Losers ("Прекрасные неудачники"). "Любимая игра" представляет собой больше автобиографический роман о молодом человеке, который постигает свою личность через написание книг. Однако несколько лет Коэн настаивал в своих интервью, что все события, происходящие с Лоренсом Бривманом - героем "Любимой игры", - лишь плод авторского воображения. Однако эмоции и видение мира - а также, собственно, Монреаль - выглядели очень подлинно, как и сходство героя со своим автором. А вот, что было написано на обложке первого издания "Любимой игры":

"Я учился в МакГилле и в университете Колумбии. Лордом жил в Лондоне, шел вслед за ярмаркой, акцент мой открывал прочнейшие замки времен короля Георга, где цвел я, темен и величествен, точно Отелло. В Осло, где я вписался в нацистский плакат. На Кубе, единственный турист в Гаване, может, во всем мире, где я сбрил бороду… в приступе ностальгии и злости на Фиделя, которого знал когда-то. В Греции, где готическая фальшь слезла с меня, а стиль очистился под влиянием необитаемых гор и подруги-иностранки, которая наслаждалась простым английским. В Монреале, куда я всегда возвращался, на сцене с крутыми улицами, что поддерживали романтические академии Канадской Поэзии, в которых я учился, в доме моей семьи, старее индейцев, могущественнее сионских мудрецов, последних купцов, серьезно относившихся к вопросам крови. Я принимал деньги от властей, женщин, от продажи стихов, а если заставляли - от работодателей. Хобби не имел." Это было очень откровенно и красноречиво.



В дальнейшем Коэн не возвращался к большой прозе . В 1966 году Леонард принял окончательное решение зарабатывать не писательством, а песнями. Он решил, что песни лучше окупаются. "Вы не староваты для таких игр?" - всякий раз спрашивали его агенты в Нью-Йорке. Но Коэна все больше и больше манила авторская песня.

В 1967 году Коэн переехал жить в США, где и положено было начало его карьере фолк-музыканта. Американский художник Энди Уорхол, в обществе и компаниях которого Леонард был частым гостем, чуть позже утверждал, что на музыкальный стиль Коэна сильно повлияла одна из его протеже - певица Нико. В том же 1967 году, одна из первых и наиболее известных песен Коэна, Suzanne ("Сюзанна"), в исполнении Джуди Коллинз очень быстро стала хитом. И вскоре, после выступлений на нескольких фолк-фестивалях, Леонард близко знакомится с продюсером Джоном Хаммондом, благодаря которому записывает свой первый альбом "Songs of Leonard Cohen" ("Песни Ленарда Коэна"). Альбом был очень радушно и охотно принят в фолк-кругах и прожил больше года в американских чартах. Сам же Коэн назвал свою самую известную песню "Suzanne" журналистикой. Все детали ее сюжета были взяты из реальной жизни певца в Монреале. Сюзанна Вердаль на самом деле подавала Леонарду чай и апельсины в комнате на чердаке рядом с рекой.

70-е годы были активным набором "высоты" для Леонарда Коэна. В этот период он выпустил еще несколько альбомов и с 1979 года... замер на целых пять лет.

И в 1984 году мир узнал один из величественнейших коэновских хитов - песню Hallelujah ("Аллилуйя"), которая вошла в альбом Various Positions ("Разнообразные позиции"). Но что примечательно, звукозаписывающая студия Columbia Records отказалась распространять альбом в США, ссылаясь на то, что популярность Коэна в последние годы была не слишком высокой. Но по прошествии нескольких лет музыка Коэна стала набирать все большую популярность за пределами Штатов, в Европе и Канаде. В одном из интервью, Коэн с иронией заметил, что "потрясен той скромностью, с которой американские компании рекламировали его записи".

В 1988 году, с выходом альбома I’m Your Man ("Я твой мужчина"), стало заметно, что музыкальный стиль Коэна претерпел радикальные изменения. В музыке на первый план вышли синтезаторы и драм-машины, а лирика заполнилась сарказмом, горечью и едкой критикой окружающей действительности. И вот парадокс, - именно этот альбом стал самым успешным со времен Songs of Leonard Cohen, а три песни оттуда - титульная, First We Take Manhattan ("Вначале мы захватим Манхэттен") и Everybody Knows ("Об этом знают все") - вошли в число его наиболее востребованных и популярных композиций. Леонард Коэн удостоился награды Crystal Globe за 5-миллионный тираж альбома за пределами США.

В 1991 году на церемонии Juno Awards в Канаде его называют лучшим композитором года, а его имя появляется в Зале славы Juno.

Песня "Take This Waltz" из альбома "I’m Your Man" - явила собой вариацию на тему стихотворения Федерико Гарсии Лорки "Маленький венский вальс". Коэн перевел его за 150 часов. Интересный факт, свою дочь Лорки, Коэн назвал именно в честь Лорки: "Она обворожительное существо, очень целеустремленная. Она по правде заслуживает это имя".

В 1996 году Коэн неожиданно для всех отправляется в дзэн-буддистский монастырь (секты Риндзай) на Лысую гору недалеко от Лос-Анджелеса и остается там на целых пять лет. Он стряпал для всей общины и был шофером учителя Роси. "Я не ищу новой религии, - позже сказал он. - Старая, иудаизм, меня вполне устраивает". Роси дал ему имя Дзикан. "Роси назвал меня Дзикан в честь одного из своих любимых учителей. Я благодарен, но так и не понял, что же это значит. Роси неважно говорил по-английски. Говорил, что "Дзикан" - это "обычная тишина". Мы с Роси в основном пили. Он любил сакэ; я пытался обратить его к французскому вину, но он сильно сопротивлялся. Зато насчет коньяка и скотча у нас разногласий не было". Но тем не менее, Коэн признал, что дзэн-буддизм унял депрессию, мучившую его на протяжении многих лет.

Приблизительно в эти годы в одном англоязычном издании появляется статья, посвященная Леонарду Коэну и его неотъемлемому хиту "Dance me to the end of love". Бесспорно, эта песня была любима миллионами, и всегда воспринималась как грустная любовная лирика, хотя некоторые обороты и слова в песне вызывали малообъяснимые подсознательные ассоциации у многих. И как оказалось, совсем не напрасно. Источник вдохновения оказался куда более трагическим, чем могло показаться.

В статье писалось: "...В концлагерях струнные квартеты заставляли играть, пока людей убивали. Именно от этого Коэн отталкивался, но в процессе работы над песней все немножко изменилось, и он понял, что вышла любовная или свадебная песня. Или даже молитва. "Если песня приходит из глубины, - сказал он, - то она получается о многом".



В 1995 году Коэн написал об этой песне: "Я бы поставил ее во главу списка собственных любимых песен. У этой песни - десятки и десятки куплетов, которые я писал на протяжении многих лет. И на самом деле эта песня была написана про лагерь Терезиенштадт во времена Холокоста".



А вот, в частности, сама цитата из интервью Леонарда Коэна (перевод - И.Найдис): "Это странно - как зарождается песня, потому что изначально песня, каждая песня, прорастает из некоторого зерна или семени, которое тебе вручает кто-то, или мир тебе его вручает, поэтому процесс написания песни - это таинство. Эта песня пришла из того, что я где-то прочитал, или услышал, или просто знал, что в лагерях смерти, определенных лагерях смерти, перед крематорием заставляли играть струнный квартет, пока весь этот ужас происходил. И такая же судьба ожидала этих музыкантов. И они играли классическую музыку, пока их собратьев убивали и сжигали. Поэтому в словах "Скрипкою пылающей веди меня в танце к своей красоте" подразумевается красота консумации (завершения брачного договора) с жизнью, окончание этого существования, и есть некий чувственный элемент в этой консумации. Но это тот же язык, который мы используем, отдаваясь возлюбленным. Таким образом, эта песня - совсем не важно, чтобы ее происхождение было известно кому-нибудь, - потому что, если этот язык пришел из словаря влюбленных, он будет пробуждать чувственность".




В возрасте 50 лет Леонард Коэн опубликовал "Книгу Милосердия" - это насыщенные, емкие, короткие монологи, псалмы, внутренняя беседа с Богом.

После тишины в несколько лет, в 2001 году Коэн возвращается в музыку со своим альбомом "Ten New Songs" ("Десять новых песен"), созданный в соавторстве с Шэрон Робинсон. Этот альбом был заслуженно назван "самым меланхоличным и спокойным альбомом" в творчестве Леонарда Коэна.

Не менее известный альбом 2004 года "Dear Heather" стал венцом сотрудничества с джазовой певицей и музыкантом Анджани Томас, однако и Шерон Робинсон снова приняла участие в написании нескольких мелодий для этого альбома.

И в исполнении Анджани Томас (Anjani) в 2006 году выходит в свет альбом Blue Alert ("Голубая тревога") - альбом песен, написанных Коэном и Анджани. Один из обозревателей выскажет об этом альбоме интересную ассоциативную трактовку: "При его прослушивании возникает ощущение, будто произошла реинкарнация Коэна в женское тело. Хотя он не спел ни одной ноты, его голос обволакивает альбом, как дым".

В 2008 году 74-летний Леонард Коэн объявил о начале концертного тура, первого за последние 15 лет, который прошел по многим городам Европы и Канады, включая выступления на фестивале The Big Chill и джазовом фестивале в Монреале и вполне заслуженно имел восторженный успех. А 7 октября 2010 года состоялся первый концерт Леонарда Коэна в России, с огромным завораживающим успехом и бурными овациями, прошедший в Кремле.

В конце февраля 2009 года композитор Филип Гласс, которого называют "десятым гением из 100 гениев современности", выступил с циклом песен, написанных на стихи из "Книги томления" Коэна. Во время выступления Гласс сказал: "Я хотел, чтобы эффект от спектакля был такой, будто читатель листает книжку стихов". Вместо задника на спектакле использовались картины Леонарда Коэна. Леонард Коэн был внесен в американский Зал славы рок-н-ролла в знак вхождения его "в высший эшелон наиболее влиятельных музыкантов эпохи". В 2011 году ему присуждена Премия Принца Астурийского.

С. Кузнецов ("Олимпия", Париж) писал, что Коэн любит рассказывать историю, как однажды в Париже они пили кофе с Бобом Диланом, и Дилан спросил, как долго Коэн писал "Аллилуйя".
- Три года, - ответил Коэн.
- Так долго? - удивился Дилан.
- А ты сколько писал "I and I"? -
Мне неловко тебе сказать, - ответил Дилан, - но всего 15 минут.
"Если честно, я тогда соврал, - вспоминает Коэн.
- На самом деле я писал "Аллилуйя" пять лет. Ну, и Дилан, я думаю, соврал тоже - ему, наверное, и десяти минут хватило".

Впрочем, пять лет - это не рекорд. "In My Secret Life" Коэн писал 13 лет.

Автор: Tatyana Varukha

Видео-сборник любимых композиций Леонарда Коэна в его собственном исполнении и безусловном авторстве можно посмотреть и послушать ниже или на YouTube канале
Искренне надеюсь, что он вам понравился...




© Слово миру - авторский блог Татьяны Варуха




 
МестоТворчество » Искусство » Музыка » РЕТРО (Очерки и творчество)
Страница 1 из 11
Поиск:

ОБНОВЛЕНИЯ И КОММЕНТАРИИ
Мастера делятся







(0)[13.08.2016]



(0)[17.03.2016]





Хорошие новости





Новые фильмы

Развивающие мультфильмы...

00:02:57
2 0 0.0

Развивающие мультфильмы...

00:06:21
0 0 0.0

Путешествия Адибу. Внут...

00:04:25
4 0 0.0
Новое у Наталии










Новости в мастерских

[29.07.2015]








[03.07.2015]

Новые комментарии
Позитив и негатив внутри нас – что есть Свет, а что есть Тьма?
Дякую, Северный Админ smile . П...
Позитив и негатив внутри нас – что есть Свет, а что есть Тьма?
Isa, ответ тебе на Омар Та Сатте в притче от Наталии ...
А. Палиенко. О творении своей реальности (Семинар в Аугсбурге. Часть 3. Видео)
Ольга, рада что пригодилось smile...
А. Палиенко. О творении своей реальности (Семинар в Аугсбурге. Часть 3. Видео)
Танечка, очень ...
Я Пикассо – я так вижу :)
Я Пикассо – я так вижу :)
Многие из ролика мне оказались незнакомыми, но очень понравились ...
Я Пикассо – я так вижу :)
Мне было интересно. smile
...
Я Пикассо – я так вижу :)
Я переделала твою ссылку (вдруг кому интересно будет тоже посмотреть, ведь видео классное
Я Пикассо – я так вижу :)
Ага! Мне сначала попалось высказывание Дали о его часах, на которых всегда правильное время. Оно мне...
Я Пикассо – я так вижу :)
Мне Дали нравится, а о Веласкесе знаю мало (пойду просвещусь